logo
Menu

7 основных вопросов про агрессию.

7 основных вопросов про агрессию.

Анна Корниенко и Наталья Кундрюкова

 

"Что такое агрессия? Кому и зачем нужна? Как с нею справиться?" – продолжая тему, начатую на Психологическом салоне, мы ответили на вопросы, которые чаще всего задают те, кто интересуется агрессией, и привели практические примеры.

Мы – Анна Корниенко и Наталья Кундрюкова, авторы тренинга "Терапевтическая мастерская "Агрессия".

Приглашаем к разговору всех, кто заинтересован в исследовании своей агрессии, кто считает себя чересчур агрессивным, кто боится чужой агрессии, кто думает о себе: «Во мне нет агрессии», кто готов учиться управлять своей агрессией и взаимодействовать с чужой.

 

"Что такое агрессия?"

Н.К: Давно пора прояснить. Сколько мы с тобой на эту тему работаем, я замечаю, что в большинстве случаев люди думают, что агрессия – это нападение одного человека на другого с целью нанести ему ущерб, то есть исключительно разрушительное поведение. Хотя на самом деле, это не так.

А.К: На самом деле, агрессия - это энергия, которая в зависимости от сознания и воли того, кто ею управляет, может быть направлена либо во благо, либо во вред.

Н.К: Это способ самопредъявления и форма выживания.

А.К: Ты уже говоришь о том, для чего нужна агрессия.

Н.К: Хорошо, да. И это – следующий вопрос.

 

"Зачем агрессия нужна?"

А.К: При помощи агрессии ты можешь сделать что? Ты можешь защищаться или нападать. Ты можешь таким образом себя позиционировать. У меня когда-то был такой способ: как в природе, есть маленькие зверюшки, которые раскрашены в странных и ужасных. Это такая форма защиты. Я тоже всем рассказывала, что я страшная и ужасная, чтобы не нападали.

Н.К: Получается, что агрессия - форма жить.

А.К: Да. А без нее жить невозможно.

Н.К: Не представляю, чтобы в живом существе отсутствовала агрессия. Потому что у любого живого существа есть какие-то контуры, живое существо себя таким образом в мир привносит, а значит, может задеть контуры другого, даже не желая того.

А.К: Если придерживаться теории Дарвина, как эволюционирует сильнейшая особь? За счет своей агрессивности. Она свою силу должна предъявлять.

Н.К: И заботиться, чтобы потомки продолжали род: сохранять ореол обитания, соблюдать иерархию, которая есть в природе…

А.К: …чтобы выжить. Причем мало осознавать, что мне нужно для выживания. Есть еще принципы, мои личные ценности, как я хочу необходимое получать. У каждого есть понимание того, что ему делать можно, а что - нельзя. У каждого своя мера, насколько он разрешает себе быть агрессивным.

Н.К: С какого момента мы начинаем проявлять агрессию, может, еще в утробе матери?

А.К: Про утробу мало что известно. Этот опыт невозможно проверить и увидеть.

А вот младенец, который требует, чтобы его накормили, переодели, если мокрый, и согрели, если ему холодно, – это конкретно. Первый крик, когда легкие открываются, они раскрываются, как цветок, с этого начинается жизнь. Крик – это возможность начать дышать.

Н.К: И это уже видимое проявление агрессии. И потом, если он не будет кричать, то есть вероятность, что его потребность удовлетворят не тогда и не в той форме, как ему нужно. Это потом мы научаемся деликатно все объяснять и вежливо просить.

А.К: Я хочу сказать, чтобы ситуация не выглядела однобоко, что у младенца есть и второй способ получать то, что ему нужно. Он может научиться у мамы улыбке и тогда получать необходимое ему внимание, заботу, удовлетворять свою потребность в эмоциональной близости.

 

"А если у меня нет агрессии, что это значит?"

А.К: Правда, есть люди, у которых очень низкий уровень агрессивности – это врожденное. Если говорим о четырех темпераментах, то, допустим, мы с тобой идем по улице и видим, бьют собачку. У тебя в ответ внутри много энергии, у меня зашкаливает, а у меланхолика совсем низкий уровень агрессии.

Н.К: Уровень наличия агрессии.

А.К: Да, именно наличия. С выражением агрессии, можно работать: увеличить проявление или уменьшить, а с наличием уже ничего не сделаешь.

Н.К: Это такой же механизм, как обмен веществ. Я не могу изменить его настолько, чтобы стать другим человеком. Значит, можно только научиться управлять.

А.К: Да, это первая часть - про врожденный уровень. А вторая часть - про осознанность или не осознанность. Я могу не осознавать, думать, что у меня ее нет, блокировать. Самый пиковый случай, когда я говорю, что я вообще не агрессивный человек.

Н.К: Типа: я просто добрая.

А.К: Да, я добрая. Есть такие мамы, которые говорят: "Ребенок ничего не может сделать, чтобы вывести меня из себя". Это крайнее проявление неосвоенной агрессии.

Н.К: Такая мама точно не встретится с чувством вины. Спонтанное выражение агрессии часто приводит к тому, что человек винит себя за эту вспышку.

 

"А если много и я не умею ее выражать? Как правильно это делать?"

Н.К: Как ты считаешь, если ли вообще правильные способы выражения агрессии?

А.К: Я их называют социально приемлемые.

Н.К: Я называю сохранными.

А.К: Мое определение включает не только мою сохранность, но и сохранность окружающих. Поскольку я в основном работаю с мамами и детьми, то не только мама должна быть сохранна, но и ребенок.

Н.К: Не только я, но и партнер.

А.К: Да. Правильный способ – тот, что подходит вам и вашему окружению. В каждом случае он свой.

Н.К: Некоторым свойственно выяснять отношения, как это делают итальянцы: шумно, эксцентрично.

А.К: Кто-то матом будет ругаться.

Н.К: А кто-то интеллигентно разговаривать за чашкой чая. Придется искать компромисс, чтобы это подходило другой стороне.

А.К: Или выпускать пар в одиночку. Даже ребенок может это делать.

Н.К: Помнишь, я говорила, что мне подходит рвать бумажки на мелкие куски или записывать слова. Все подряд. Просто записывать все, что приходит в голову. Мне нравится тактильный контакт пальцев с клавишами.

А.К: А мне подходит просто кричать: "Ааааааааааа!". Я регулярно устраиваю разрядку, когда одна еду в машине. Включаю громкую музыку и кричу, чувствуя, как телесное напряжение уходит.

Н.К: Может, и я кричать научусь.

А.К: После нашего тренинга.

 

"Где граница между здоровой агрессией и нездоровой?"

А.К: Если обращаться к теории, то есть структура личности невротическая, пограничная и психотическая. У психотической агрессия патологическая. Почему? У нее отсутствует чувство вины и стыда. У нее нет этих ограничителей.

Н.К: Это же такие мощные регуляторы социального поведения!

А.К: Психотической личности можно все, это ее внутреннее ощущение. Помнишь, мы говорили про ценностный фактор, что я имею право делать, а что не имею? У психотической личности этого разграничения нет.

На следующей, образно говоря, ступеньке люди, у которых высокий уровень агрессии, но они совершенно не парятся, чтобы ею управлять. Это те, которые бьют своих детей, женщин. Может, у них возникает чувство вины, но как они говорят: "Она сама виновата" или "Она заслужила", "Она меня провоцировала". То есть не "я виноват", а "она виновата".

Н.К: Следующие на этой лестнице, мне кажется, пары, которые любой конфликт решают с помощью агрессии. Без попыток договориться, обсудить, продавливая.

А.К: Да, вроде не дерутся, но при этом высокий уровень. И такие люди могу сходиться и расходиться.

Н.К: Они не видят другого варианта, как и те, предыдущие.

А.К: Не видят. Они получают вторичную выгоду, снижают свое напряжение, выплескивая агрессию.

Н.К: Ну, если это устраивает обоих участников пары…

А.К: Я как раз хотела сказать то же самое.

Н.К: В нашей паре такой взгляд устраивает обеих. Хорошо. Значит, агрессии в отношениях должно быть столько, сколько оба участника готовы вынести.

А.К: Да. Причем в любых отношениях. Многим наступали на ноги в метро, толкали. Для кого-то это мимолетное происшествие, а для кого-то - трагедия.

 

"Вы можете научить меня правильно реагировать на агрессивных людей?"

А.К: Чтобы реагировать, надо знать не только про себя: что я могу сделать, - но и про другого: какой у него темперамент, уровень агрессии, принципы.

Н.К: Хорошо бы иметь несколько разных способов выражения агрессии. Один из них – вербальный.

А.К: Чем больше способов, тем проще. Здесь очень важный фактор, определяющий, на мой взгляд, – это страх.

Н.К: Потому что, действительно, если человек чего-то сильно требует или ждет от тебя, то бывает очень страшно встретиться с тем, что его сила больше, чем моя.

А.К: Для начала вообще надо признать, что я боюсь. Пока это не признаешь, реакция бывает неадекватной. В ситуации страха мы можем быть очень агрессивными.

Н.К: Известны ведь случаи, когда в ситуации, угрожающей жизни, мама может подхватить коляску с ребенком, еще одного ребенка и взбежать по лестнице на 16-й этаж. А бывает, что в очереди нахамили и человек просто ничего не может сказать в ответ, как-то защитить себя.

А.К: Существуют две реакции. Одна реакция: когда человек пугается и впадает в ступор, испытывает шоковое состояние, он просто ничего не может сделать. Потом говорит: "Ну, блин, я же мог сказать и это, и это. Да что же я так-то?!".

Другая реакция: когда человек впадает в состояние аффекта.

Н.К: Получается, одна реакция - "вперед, от себя, в среду" и другая реакция - "назад, на себя, внутрь". Ступор – это реакция на себя, сдерживание, причем неосознанное. Мне кажется, что я просто молчу, такая выдержанная, воспитанная. Хотя на самом деле я делаю все, чтобы сдерживаться.

А.К: Да. Есть люди, которые пугаются, и этот страх настолько для них невыносим, что они моментально впадают в состояние аффекта и демонстрируют очень высокую агрессию. Человек может потом говорить: "Боже, что же я так себя вел ужасно? Я же такой добрый". Когда ограничивают агрессию, она потом часто прорывается аффектом, вплоть до серьезных физических увечий.

Н.К: Накопленная агрессия, как бомба, разрывает все вокруг.

А.К: Пассивно агрессирующий, подавляющий агрессию, как правило, остается без отношений. Потому что в любых отношениях есть агрессия. Даже поиск отношений требует пробования, то есть проявления агрессии.

Н.К: Тот, кто подавляет в себе агрессию, считает, что агрессия – это плохо, тогда он отвергает и попытки познакомиться с ним. Он же воспринимает так, что другой вторгается в его мир.

 

"Если я стану агрессивной, что обо мне люди подумают? Они могут меня не понять… И как тогда?"

А.К: Это вопрос, связанный со способом выражения агрессии.

Н.К: С чего вообще возникает такой вопрос?

А.К: С мамы. Мама может говорить ребенку, показывать на своем примере: не кричи, я плохо о тебе подумаю. Затем ребенок это транспонирует на всех. Мама так считает, значит, все так считают. Помнишь, у нас на воркшопе была участница, которая попросила поднять руку тех, кто плохо подумал о ней из-за того, что она вела себя агрессивно. Оказалось, что из группы в 20 человек, таких было всего двое-трое.

Н.К: Помню. Я порадовалась, как она нашла способ проверить.

А.К: Она получила опыт. Теперь у нее есть стимул делать это еще и еще, даже в менее безопасной обстановке, чем на тренинге.

Это определенный этап: когда мы доходим до того, что понимаем: да, я агрессивный, у меня есть агрессия, понимаем свои ценности: да, я имею право, хочу и мне важно это отстаивать. А дальше начинается это: а что подумают другие?

Н.К: Не разрушит ли это мои отношения? Вдруг меня престанут любить? Или уволят с работы, если попрошу прибавку к зарплате – это же агрессия.

А.К: Конечно! И это следующая ступень, на которой мы себя останавливаем. Невозможно от этого не зависеть совсем. Хорошо, что вспомнился этот пример с проверкой. Это важный момент. Он подходит к каждому вопросу, который мы с тобой обсуждали. Агрессия другого – она же не постоянна, ее возможно ситуативно проверять. Так же, как свою агрессию. Может, один начальник нормально воспримет твой вопрос о зарплате, а другой нет. Это та информация, которую возможно узнавать.

Н.К: Задавая прямой вопрос.

А.К: Или спрашивать у окружающих, у тех, кто уже просил прибавку, и знает, чем это закончилось.

Н.К: Это то, как можно себя обезопасить, и подготовить, и получить новый опыт.

А.К: Я еще хочу сказать о разнице между чувствами и действиями. Я имею право испытывать любые чувства, я имею право внутри себя быть сколь угодно агрессивной. Но мы, люди - разумные. И эта разумность в том, что я дозирую проявление агрессии…

Н.К: …и выбираю формы, ситуативно подходящие для ее выражения.

А.К: Это тоже очень важно.

Н.К: Мы вернулись к тому, с чего начали - про себя и другого. Смысл исследования своей агрессии в том, чтобы выяснить что-то новое про свою агрессию и научиться выражать ее так, чтобы я и другие оставались живыми.

А.К: Научилась или научился – это значит все остались сохранными.

Н.К: Чтобы участники тренинга не подумали, что это похоже на чемпионскую гонку: кто лучше выражает, кто больше выразит. Нет абсолюта и стремления к достижению. Есть движение к пониманию, каков я, к каким отношениям готов, к каким не готов.

А.К: Где мои границы, где чужие.

Н.К: Приходят мысли про самоценность, гибкость, адаптивность. Про то, что агрессивным можно назвать вообще любое чувство, ощущение, качество: гнев, ярость, доброта, любовь. Любое!

А.К: Даже депрессия может быть агрессивной.

Н.К: Да, но есть все-таки одно ограничение: этот наш тренинг будет только для взрослых.

 

И еще.

Перед публикацией этой статьи мы дали ее почитать своим близким, чтобы получить обратную связь. В результате сформулировали важное дополнение к пониманию агрессии.

Распространенное мнение: воспринимать агрессию только как действие, направленное на другого человека. А внутреннее переживание – это исключительно злость.

Мы же, в своем понимании, дополняем агрессивное действие еще и агрессивным состоянием и говорим о том, что из агрессивного состояния можно действовать спокойно.

 

Пример?

Человек А злится на человека Б за то, что Б сделал что-то нехорошее. Но Б либо физически недоступен, либо может сильно сдачи дать, либо А запрещает себе злиться, потому что Б – это любимый, или его родитель, или ребенок. Тогда А начинает эту злость удерживать в себе.

Удерживание злости – это фрустрация, а от фрустрации, как мы знаем, возникает агрессия. И вот теперь внутри А есть два состояния – злость на Б по конкретному поводу и агрессия.

Дальше с этой агрессией надо что-то делать. Человек А может ее тоже удерживать и накапливать до взрыва, либо А может начать ее срывать на других своих близких или на более безопасных людях, кто сдачи не даст.

Справляться с этим клубком можно на разных этапах.

1. Можно разбираться со злостью и проживать ее здоровым путем.

2. Можно разбираться с агрессивным состоянием – искать здоровый способ его выплеснуть, чтобы не покалечить себя и окружающих.

3. А можно уже иметь дело с выраженной агрессией и избавляться от последствий этого.

<< Вернуться на предыдущую страницу